Алкоголь и воспалительные заболевания кишечника: рюмку можно

За каждым врачебным советом из разряда «Вам строго запрещается…», по моему искреннему убеждению, должны стоять однозначные научные данные. Российский пациент с язвенным колитом или болезнью Крона не раз услышит, что ему «надо оставаться на строгой диете» (не надо), «нельзя заводить детей» (можно), «нельзя вакцинироваться» (нужно!) и «следует избегать психоэмоциональных нагрузок» (знать бы, как именно). Как тут не выпить? Но и алкоголь оказывается «строго противопоказан». Разберемся.

(Готовы поверить на слово – листайте до последнего абзаца)

Рюмку можно. Три – перебор

Приводит ли употребление алкоголя к возникновению ВЗК?

В июле 2017 г стали доступны результаты прямо-таки эпического проспективного исследования: оно так и называется – EPIC (European Prospective Investigation into Cancer and Nutrition). В 1993 г неимоверное число участников (262 451 человек) начали заполнять анкеты о том, что они едят и пьют. С тех пор за ними наблюдают: язвенный колит за это время развился у 198 человек, а болезнь Крона – у 84 (заметим, что это именно случаи впервые возникшего заболевания). Этим «невезучим» участникам были подобраны «парочки» – участники без ВЗК, но того же возраста и с другими идентичными характеристиками (например, курильщиков сравнивали с курильщиками). Такое исследование – когда сравниваются люди с заболеванием и очень похожие на них люди без заболевания (“case-match”) позволяет надежно оценить, влияет ли именно алкоголь (а не другие факторы) на вероятность развития ВЗК. Как оказалось, не влияет. Ни сам факт употребления алкоголя, ни регулярность его употребления, ни количество выпиваемого не повышало (но и не снижало) вероятность развития болезни Крона и язвенного колита. Разумеется, подобные исследования проводились и раньше, но EPIC – первое и пока единственное проспективное исследование.

Месяц назад появился и мета-анализ имеющихся эпидемиологических исследований (их девять): в него включили 3689 случаев язвенного колита и 335 339 человек в качестве контроля. Количество употребляемых в неделю напитков никак не коррелировало с риском развития язвенного колита. Ждем аналогичного мета-анализа для болезни Крона. Но нас, строго говоря, волнует не то, появляется ли ВЗК от пива и виски, а следующий вопрос:

Может ли после употребления алкоголя начаться обострение уже имеющегося ВЗК?

Мы толком не знаем. Этанол вызывает оксидативный стресс, достоверно меняет концентрацию воспалительных цитокинов (например, интерлейкина-12) и повышает проницаемость кишечной стенки для бактериальных эндотоксинов, а при ВЗК ответ иммунитета на эти эндотоксины избыточен. Риск обострения ВЗК при приеме алкоголя, вне сомнения, увеличивается. Но мы не знаем, как сильно повышается этот риск. Большая часть научных данных получена на лабораторных моделях (мышках, культурах клеток и т.п.) или в, мягко скажем, не очень крупных исследованиях пациентов. Например, остроумные американцы из Чикаго в 2011 г в течение недели поили людей с ремиссией ВЗК хорошим красным вином (вино и правда было хорошим: в день участники выпивали 1-3 бокала чилийского Cabernet Sauvignon урожая 2003 года). Участников, было немного: 7 здоровых, 8 человек с ремиссией язвенного колита и 6 человек с ремиссией болезни Крона. Результаты получились противоречивыми. С одной стороны, у людей с ВЗК (но не у здоровых) резко и значимо повышалась кишечная проницаемость: ее изучали, давая им до и после «алко-недели» коктейль из плохо всасываемых углеводов – маннитола, лактулозы и сукралозы. По тому, сколько этих углеводов затем выделяется с мочой, можно судить о проницаемости кишечной стенки («всасываемости» углеводов). Повышенная кишечная проницаемость – раннее проявление обострения ВЗК, так что недельное употребление вина, по-видимому, повышает риск воспаления. Вот только значимое воспаление, похоже, у людей с ремиссией ВЗК так и не развилось: наоборот, недельная дегустация чилийского вина достоверно снизила уровень кальпротектина – белка нейтрофилов, содержание которого в кале отражает активность воспаления. В общем, противоречивые результаты.

Единственное (!) проспективное исследование, в котором непосредственно оценивали риск обострения при приеме алкоголя было опубликовано в 2004 году. Пациентов с ремиссией язвенного колита (191 человек) наблюдали в течение года, периодически получая от них заполненные опросники с информацией о принимаемых продуктах и напитках. Обострение развилось приблизительно у половины пациентов (52%). Умеренный прием алкоголя риск обострения не повышал (95% ДИ для отношения шансов 0,53-2,79), а вот прием больших доз алкоголя – удваивал вероятность рецидива (ОШ 2,42, ДИ 1,04-5,62). Конкретной «пороговой» дозы в исследовании не было: в качестве «злоупотребляющих» взяли треть участников с максимальной суммарной дозой алкоголя, принимаемой в неделю.

Вот и все, что мы знаем. Ретроспективных работ (когда пациент описывает события в прошлом) множество: в одной работе 75% людей с ВЗК сообщали, что симптомы заболевания усиливаются после употребления алкоголя. Вот только, вздутие живота и диарея – далеко не всегда проявление воспаления. Кроме того, такие исследования подвержены «ошибке воспоминания» (recall bias). Человеческое сознание склонно переоценивать причинно-следственные связи в прошлом. Например, в другом опросе 46% людей с ВЗК «вспомнили», что симптомы у них усиливаются после острого, 33% – после жирного, а 22% – после алкоголя. Надежными такие исследования не считаются.

Поскольку качественных исследований фактически нет, остается услышать мнение экспертов. В рекомендациях Европейского общества (ЕССО, 2016-2017), Американской коллегии гастроэнтерологов (ACG) и Британского NICE об алкоголе – ни слова. Последний раз об алкоголе и риске ВЗК говорили в 2017 на заседании Alcohol and Immunology Research Interest Group (AIRIG). С оговорками о том, «как мало мы знаем» сошлись на том, что людям с ВЗК не следует: (а) принимать алкоголь ежедневно, (б) принимать алкоголь в «запойном» режиме. В англоязычной медицине этим термином (binge drinking) обычно обозначают прием более 5 «напитков» за вечер (5 шотов, 5 бокалов вина или 5 кружек пива).

 

Это уже “binge drinking”

Взаимодействует ли алкоголь с препаратами для лечения ВЗК?

Из всех основных препаратов, которыми можно полечить человека с ВЗК, тяжелую реакцию при одновременном употреблении алкоголя «дает» только метронидазол. Это лекарство, используемое, в основном, при перианальной болезни Крона, блокирует ацетальдегиддегидрогеназу – фермент, который нейтрализует ацетальдегид (в него превращается алкоголь). Именно ацетальдегид вызывает утреннее похмелье с частым сердцебиением, тревогой и прочими «приятными» симптомами. Тяжелая антабусная реакция (так называют реакцию накопления ацетальдегида) – вещь опасная. С остальными препаратами все не так однозначно:

Месалазин с алкоголем совместим. В интернете много страшилок о токсическом действии месалазина на печень, но реальная частота каких-либо «печеночных» реакций не превышает 2,9%, и в подавляющем большинстве случаев это временное (обратимое) и несущественное увеличение «печеночных ферментов» в сыворотке крови. Кроме того, большая часть реакций вызвана морально устаревшим сульфасалазином, а не “чистым” месалазином.

Системные глюкокортикостероиды (преднизолон, метилпреднизолон-Метипред) повышают риск язвенной болезни желудка и 12-перстной кишки. Как и алкоголь, разумеется. И алкоголь, и стероиды повреждают слой желудочной слизи, обнажая стенку для соляной кислоты. Так что в период лечения этими препаратами от алкоголя лучше воздержаться, но без фанатизма: от бокала вина кровотечение из язвы не откроется.

Азатиоприн и его производное 6-меркатопурин, а также метотрексат – иммуносупрессоры, которые могут вызвать лекарственный гепатит или панкреатит. Почти все случаи гепатита/панкреатита при приеме иммуносупрессоров развиваются в первые два месяца лечения. Как и в случае месалазина, абсолютная частота этих реакций не велика – от 1,4 до 3,3% за год лечения. Чтобы их вовремя выявить, врачи в первые 2-3 месяца контролируют уровень ферментов печени. Поэтому в первые месяцы лучше не осложнять своему доктору интепретацию анализов и не принимать алкоголь, иначе есть риск, «списав» увеличение печеночных ферментов на азатиоприн/метотрексат, остаться без эффективного лечения. Когда доза препарата подобрана, совсем отказываться от веселящих напитков, по-видимому, не обязательно: пока опубликован всего один случай тяжелого гепатита, да и то вызванный запоем (800 г этанола в течение 3 дней) у пациента с болезнью Крона, длительно получавшего азатиоприн.

Может ли алкоголь усилить иммуносупрессивное действие азатиоприна? Теоретически, да: алкоголь подавляет тиопуринметилтрансферазу – фермент, инактивирующий 6-меркаптопурин (производное азатиоприна). В результате 6-меркаптопурин накапливается и усиливает свое действие на иммунные клетки. У человека, который, принимая азатиоприн, станет крепко выпивать, в принципе, может усилиться «иммуноподавляющее» действие лекарства – «упадут» лейкоциты. В действительности, ни один подобный случай, в котором чрезмерное действие азатиоприна объяснялось бы только алкоголем, в литературе не описан.

Иногда можно

Итого:

  • На праздник рюмку выпить можно (пока не будет доказано обратное).
  • Влияние алкоголя на ВЗК сомнительно и уж точно слабее, чем влияние курения или приема НПВС, иначе употребление алкоголя «выскочило» бы в эпидемиологических исследованиях как фактор риска.
  • Алкоголь может влиять на соотношение кишечных бактерий и состояние иммунитета, косвенно усиливая воспаление. Потому не стоит (а) Выпивать ежедневно и (б) Напиваться.
  • Нельзя употреблять алкоголь в период лечения метронидазолом.
  • Не стоит употреблять алкоголь во время приема системных стероидов (преднизолона, Метипреда) и в первые пару месяцев после начала терапии метотрексатом, азатиоприном и 6-меркаптопурином.

 

Источник